Приготовьтесь к питчингу

Казахстанское кино выходит на новый уровень, а иностранные компании хотят снимать на наших локациях. О событиях в отечественной киноиндустрии рассказывает заместитель председателя правления Государственного центра поддержки национального кино Айдархан АДИЛЬБАЕВ.

В январе в госцентре поддержки национального кино пройдет питчинг, то есть защита заявок на будущее кино, затем межведомственная комиссия из чиновников даст свои рекомендации, и мы точно узнаем, сколько казахстанских фильмов получат государственное финансирование. Пока ясно одно: цифры в этой отрасли впечатляют. Кстати, питчинг был перенесен на месяц, поскольку киношники подали невероятное количество заявок - 215.

- Как будут выбраны счастливчики?

- Очень прозрачно. Полтора десятка экспертов - продюсеры, прокатчики, критики, режиссеры - заранее знакомятся с заявками, затем на питчинге выбирают проекты, наиболее качественные с художественной точки зрения и соответствующие семи категориям, от фестивального до коммерческого кино. Межведомственная комиссия из чиновников разных министерств дает свои рекомендации, выбирая фильмы, нужные для государства, те, в которые стоит вкладывать финансы.

- Сколько предполагается потратить денег на кино в этом году?

- Точной цифры нет, и по каждому фильму будет решаться конкретная цифра инвестиций. Если мы вкладываем двадцать процентов, то имеем право на двадцать процентов от любых доходов кино, будь то прокат, телевизионные показы, интернет - все, кроме авторских призов на кинофестивалях, которые, естественно, получает конкретный представитель команды.

- То есть вам невыгодно финансировать авторское кино?

- Понятно, что авторское кино ни у нас, ни за рубежом не сделает кассы, но если государство не будет поддерживать подобные проекты, мы рискуем исчезнуть с фестивальной карты мира. Такое кино нам тоже нужно, и есть четкое понимание этого вопроса. Поэтому мы и поделили фильмы на семь номинаций, чтобы поддержать самые разные жанры: социально значимое, артхаус, дебютное, совместное производство и т. д.

- Насколько коммерчески успешно казахстанское кино, а если оно успешно, то представляет ли художественную ценность? Я говорю в первую очередь о комедиях.

- Не стоит их недооценивать. Благодаря этим незатейливым на первый взгляд комедиям мы приучили людей ходить в кино на казахстанскую продукцию. Причем я много лет занимался прокатом и точно могу сказать: ситуация сильно изменилась. Если еще пять лет назад сборы фильма “Мын бала” казались потолком - мы собрали тогда два миллиона долларов, или 300 миллионов тенге в прокате, то сейчас на рынке крутятся более серьезные деньги. Я вижу, что казахстанское кино способно собрать в два раза большую кассу, а это значит, что даже частные студии могут позволить себе снимать кино в два раза дороже и окупать его. То есть среднее кино может себе позволить уже бюджет не 50-100 тысяч долларов, а под 300, совсем другие деньги.

- Если судить по заявкам на питчинг, то 215 команд готовы снять кино. Не слишком ли это много для казахстанского рынка?

- Это хороший показатель. В прошлом году было запущено и снималось около 70 отечественных художественных фильмов, из них до проката дошли уже 44. Всего же на казахстанский рынок в год заходит примерно 340-370 фильмов как отечественного, так и зарубежного производства. И такие цифры означают, что у прокатчиков появляется реальный выбор между отечественным и зарубежным продуктом. Действительно, зачем выпускать в прокат средненькую голливудскую комедию, если можно показать свое кино? Мы подходим к тому моменту, когда казахстанские фильмы начинают теснить зарубежные.

- Год назад было принято решение ввести единую электронную систему продажи билетов, дескать, сейчас мы не имеем точной картины проката. Так ли это и на какой стадии разработка?

- Действительно, хотя все процессы в крупных городах автоматизированы, есть большие сомнения в прокатной статистике. По данным продюсеров, снимающих кино, они недополучают кассовые сборы от 20 до 40 процентов. Очень много. Причем непонятно, как это происходит. Россия сталкивалась с подобной проблемой и решила ее несколько лет назад, внедрив программу, моментально реагирующую на каждый купленный билет. Мы работаем над электронным билетом, потому что сами продюсеры заинтересованы в точной статистике и, разумеется, в учтенных доходах. В настоящее время продукт проходит многоуровневую проверку на безопасность, стрессоустойчивость и многие специфические требования. Кстати, недостоверная статистика играет и против кино. Бывает, продюсеры приукрашивают успехи прошлых фильмов, инвесторы принимают бизнес-план на веру, вкладывают деньги, обжигаются и думают, что казахстанское кино - заведомо убыточный продукт, так что всем нам выгодно сделать доходы прозрачными.

- Правда ли, что в наших ланд­шафтах заинтересован мировой кинематограф?

- Это действительно так. Девятый “Форсаж” создатели хотели снимать у нас, но не успели подготовиться по срокам. Китайские коллеги постоянно делают запросы по имеющейся у нас натуре, Болливуд и американские студии тоже заинтересованы в сотрудничестве. Все благодаря новому закону о кино, который стимулирует иностранцев возвратом части потраченных в Казахстане средств, ну и наша необыкновенная природа помогает нам. Как только есть прозрачность и хороший закон, система начинает работать очень четко и продуктивно.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА и предоставлено Андреем САКУЛИНСКИМ, Алматы

Источник общественно-политическая газета Казахстана Время