О ГОСПОДДЕРЖКЕ КАЗАХСТАНСКОГО КИНО

В конце сентября Государственный центр поддержки национального кино объявил о начале приема заявок на отбор кинопроектов для оказания государственной финансовой поддержки.

О том, какие проекты могут претендовать на звание нацио­нального фильма, о создании единой автоматизированной информационной системы конт­роля за кинопрокатом и других приоритетных направлениях работы киноцентра рассказала председатель правления НАО «Государственный центр поддержки национального кино» Гульнара Сарсенова.

– Гульнара Болатовна, известно, что прием заявок продлится до 31 октября текущего года. Как часто киноцентр будет проводить подобные конкурсы и каковы основные этапы отбора проектов?

– Сам конкурс и дальнейшее финансирование фильмов должны проводиться один раз в год. Но в нынешнем году было решено провести второй питчинг, так как первый был проведен в июне другим составом киноцентра, за решения которого я не могу нес­ти ответственности как новый руководитель. Наша команда со своей стороны внимательно проанализировала работу предыдущего питчинга, длившегося всего 5 дней, за которые было подано 110 заявок. Сами заявки рассматривались всего неделю. Члены экспертного совета просто не успевали прочитать сценарии, что, в свою очередь, повлияло на качественный отбор и объективную оценку заявок.

Поэтому было принято решение о втором питчинге, который будет более объективным и профессиональным. Для этого мы предоставляем кинематогра­фистам достаточно времени для подачи заявок. Их сбор займет месяц. Затем будет проведена экспертиза заявок и в конце ноября – защита отобранных проектов. Причем за процессом можно будет следить благодаря онлайн-трансляции в Интернете. Заключительный этап – это защита перед межведомственной комиссией, которая и отберет проекты для государственного финансирования.

– Кто входит в состав экспертного совета и межведомственной комиссии?

– Сейчас утверждаются новые члены экспертного совета. Нам хочется видеть в его составе исключительно профессионалов: киносценаристов, киноведов, продюсеров, режиссеров, которые смогут провести качественный отбор сценариев, оценив их художественный уровень. А межведомственная комиссия – это независимая структура, которая защищает государственные интересы. В нее входят представители министерств, депутаты.

– Поясните, пожалуйста, какие фильмы могут претендовать на звание национального?

– В равной степени могут как авторские картины с ярко выраженным потенциалом для участия в международных фестивалях, так и коммерческие (художественные и анимационные) фильмы, ориентированные на массового зрителя.

– Может ли проект получить стопроцентное государственное финансирование?

– Такое финансирование получают социально значимые фильмы, фильмы-события и дебюты. В нашей стране остро стоят воп­росы здравоохранения, трудоуст­ройства, определения места в обществе детей-инвалидов, сирот. Благодаря нашим фильмам зрители должны учиться состраданию, добру, гуманному отношению к людям независимо от их статуса.

– Наверняка разработана дальнейшая система контроля над производством финансируемого фильма. В чем зак­лючается ее специфика?

– Контроль проходит на этапах расхода бюджета, производства фильма и монтажа. Само удостоверение национального фильма выдается уже после рассмотрения финальной версии фильма.

Что касается моего отношения, то каждый проект, который будет финансироваться через киноцентр, для меня как ребенок. Его нужно поставить на ноги, сделать достойным и постараться, чтобы мир его признал, а зритель оценил.

– Перед киноцентром ставится задача по формированию национальной киноиндустрии, способной приносить государству серьезную прибыль? Если да, то каковы, на Ваш взгляд, пути ее реализации?

– Есть два пути в нашей деятельности, которые определены законом и основным положением по функционированию киноцент­ра. Первый – с дохода от проката фильмов, получивших государственное финансирование, наш центр получит 20% для дальнейшего развития киноиндустрии. Поэтому мы заинтересованы, чтобы все фильмы имели большой зрительский потенциал.

Второй – субсидии для иностранцев, которые хотят снимать в Казахстане. Если зарубежные кинокомпании снимают фильмы в нашей стране, то в бюджет идет 70% от потраченных средств на территории Казахстана, а 30% возвращается кинокомпании (так называемый рибейт). Это существенная поддержка для иностранных инвестиций. Сейчас многие компании хотят снимать у нас фильмы, и для экономики Казахстана это большое подспорье. За счет таких льгот развивается одновременно и туризм.

Например, Новая Зеландия не была так популярна до тех пор, пока там не сняли «Властелина колец» и «Хоббита». После этого туристический поток у них вырос в 850 раз. Повышенный интерес распространился и на такие страны, как Чехия, Марокко, Исландия, где был снят сериал «Игра престолов». Люди хотят видеть те места, где сняты фильмы. А в Казахстане, я считаю, природа еще красивее.

– Гульнара Болатовна, в чем заключается основной смысл создания Единой автоматизированной информационной системы, так называемого «единого кинобилета»?

– Практически во всех развитых странах уже давно сущест­вует «единый кинобилет» – система, которая показывает количество проданных билетов и точную информацию по сеансам. На основе этих данных можно сделать подробную аналитику портрета кинозрителя, вычислить возрастной ценз, увидеть, какие слои населения ходят в кино, понять, какие фильмы рентабельны и какие темы действительно популярны. Это новый перспективный стандарт открытого цивилизованного рынка кинопроката.

С этим связан и другой важный момент – привлечение частного капитала. Бизнесмен не хочет вкладываться в кинопроизводство, потому что не может проследить движение своих средств. А если он это видит, то это дает толчок для инвестирования.

Например, Голливуд «сидит» на частном финансировании, государственные деньги там практически не привлекаются. Но эта ситуация менялась в течение десятилетий. Думаю, мы к этому придем.

Со своей стороны мы постараемся убедить всех владельцев кинотеатров перейти на эту систему, потому что от этого выиграют все.

– На каких условиях государство планирует поддерживать меж­дународную ко-продукцию?

– Ко-продукция – моя любимая тема, потому что многие мои фильмы сняты в международном сотрудничестве. Чтобы выйти на мировой кинорынок, фильм должен стоить не менее миллиона долларов. Это большие бюджеты для Казахстана. Но именно в ко-продукции мы сможем выйти на такие кинорынки, с большим количеством зрителей и серьезными доходами от проката. Кроме того, этот подход раздвигает и международные культурные границы.

Киноцентр будет поддерживать ко-продукцию. Такое финансирование возможно при условии, что создатели фильма уже привлекли зарубежную поддержку в размере не менее 50% от заявляемого бюджета. Ну и конечно, действие фильма должно быть связано с Казахстаном.

– Успешное развитие отечественного кинематографа заключается не только в финансировании. Какие у киноцентра еще стратегические задачи?

– Одна из задач – повышение квалификации наших кинематографистов. К сожалению, на территории Казахстана нет профильных вузов, дипломы которых признаются во всем мире. Мы работаем над этим, чтобы наши специалисты имели возможность повышать квалификацию, стажироваться на лучших киностудиях мира.

– Из тех 18 фильмов, которые уже получили поддержку государства в нынешнем году, какие проекты Вы лично отметили бы?

– Очень понравился проект «Слепая любовь», это как раз ко-продукция с Россией. Тимур Бекмамбетов (в качестве продюсера) снял этот фильм по сценарию нашего легендарного фигурис­та Дениса Тена. Мы также поддержали коммерческий фильм «Каникулы оффлайн-2» – комедию, раскрывающую проблемы незнания родного языка, узости мышления, полного погружения в гаджеты и межличностных отношений. Я бы также отметила драму Ермека Турсунова «Выбор», фильм Фархата Шарипова «Хардкор» и спортивную драму Акана Сатаева «Боксер».

С условиями участия в питчинге проектов можно ознакомиться на официальном сайте Государственного центра поддержки национального кино: https://kazakhcinema.kz.

Казахстанская правда,

14 Октября 2019

Ссылка на источник