Моника Госсманн: я очень расстроилась за Финчера, как за режиссера

Интервью с алматинкой Моникой Госсманн, сыгравшей в новом оскароносном фильме Дэвида Финчера «Манк».

История уроженки Алматы Моники Госсманн - актрисы, продюсера, режиссера - вызывает настоящий коктейль эмоций. Успехи Моники действительно впечатляют. В ее творческой биографии десятки работ в кино, театре и на телевидении. Она работает одновременно в Германии, России и США. Одна из ее новых киноролей - медсестра Фрида в картине Дэвида Финчера «Манк», получившей в этом году десять номинаций на «Оскар» и заветную статуэтку за операторскую работу и художественную постановку. О своей жизни, успехах и новых проектах Моника рассказала на нашей встрече в офисе Государственного центра поддержки национального кино.  

 

- Моника, рады приветствовать вас в родном городе. Вы уехали отсюда в весьма юном возрасте, что Вас сегодня связывает с Алматы?

- К сожалению, не так часто здесь удается побывать, как хотелось бы, не всегда позволяет время из-за загруженности по работе. Но раз в пять лет я стараюсь приезжать в Алматы, у родителей здесь друзья, да и следующее поколение – мы, их дети, общаемся. Для меня это очень важно. Мой муж - Антон Пампушный - тоже из Казахстана, из Нур-Султана. Он тоже актер, и его родственники, теперь уже наши, его брат и сестра тоже здесь. Этот мой приезд связан с моим участием в картине «Шаман», где я играю шаманку. Это 8-серийный проект российского производства. Поэтому приезд получился знаковый - совмещаем приятное с полезным. Погода сразу меня позитивно приветствовала, все здесь цветет, настроение отличное (улыбается).

 

- У Вас обширная фильмография актрисы, хороший режиссерский кейс, при этом Вы и продюсер, и преподаватель, эдакий универсал в области театра и кино. Кем Вы сами себя позиционируете больше? На что делаете акцент?

- В этом смысле я мыслю по-американски. Знаю, что в Европе и России в основном заведено так, что есть только одна профессия, в рамках которой ты и должен работать. В Америке же, наоборот, есть такое понятие, что если ты артист и занимаешься искусством, то пробуй себя в разных направлениях. Это не значит, что ты во всем талантлив, но и ограничения ставить себе не нужно. Если я пишу сценарий, понятно, что это новая для меня сфера. Но это достаточно успешно у меня получается. И когда я занимаюсь этим, я уже знаю, как работает драматургия, я ведь начинала как актриса. То же самое с режиссурой - я понимаю актерский язык и режиссерский, поэтому одно другому не мешает и, честно говоря, чем старше я становлюсь, у меня меняются интересы, но я не хочу ни от чего отказываться. К примеру, если я преподаю, я все свои навыки передаю новому поколению, они, в свою очередь, тоже меня учат определенному кейсу, с ними я все время что называется «в тренде». И это такая очень американская черта – там слушают молодежь, она очень влияет на нас.

- Пока мы заговорили о преподавании. Расскажите о Монике - коуче, тренере. Что предполагает проект Lucid Body? Действительно ли можно подготовить профессионального актёра за три дня, как Вы обещаете?

- Да, я могу. Это, конечно, зависит еще и от самого актера, но я могу очень быстро подготовить к роли и у меня хорошие успехи в этом плане. Актриса Паула Бер, например, за последнюю роль получила приз на Берлинале как лучшая актриса. К этой роли ее готовила я, и она одна из многих, кто действительно успешно работает. Для чего нужен коуч? Для того, чтобы настолько подготовиться к роли, чтобы потом в любой ситуации исполнить то, что хочет режиссер. Это некий взгляд со стороны, который может подсказать то, что ты сам не увидишь. В СНГ и России к таким коучам достаточно специфичное отношение, здесь люди задаются вопросом – а что ты сам не можешь к роли подготовиться? В Америке же, и в Германии, на это смотрят иначе. Если говорить о преподавании, я также являюсь профессором в университете Флориды, ранее работала в Нью-Йоркском университете, но Флорида меня завербовала (улыбается).

 

- Вы знаете, что истории успеха всегда вдохновляют. А у казахстанцев, с их обостренным патриотизмом, истории, подобные Вашей, вовсе вызывают восторг. Расскажите нам Вашу историю, считаете ли вы себя селф-мейд, насколько в таких историях важны везение, фарт, или все - результат исключительного труда?

- В моем случае это точно история о труде, о работе, потому что я - везде не своя. Сейчас я понимаю, что это мой плюс, но сначала расстраивалась – везде не своя, родилась в Алматы, выросла в Германии, потом Россия, нет никого, кто бы поддержал Монику, чтобы ей было легко, родители мои не из творческой среды. Но я никогда не останавливалась. Наоборот, я нашла в этом силу, убеждение в том, что я все равно не одна. Мир становится глобальным. Например, мои родители очень благодарны Казахстану, потому что именно здесь немцам стало хорошо жить во времена Советского Союза. Сегодня Америка. А в современной Европа настолько все смешались, что я уже не меньшинство. Но двигала меня как раз история меньшинств, поэтому прилагать усилия приходилось больше вдвойне.

- И сегодня уже можно говорить, что Ваши усилия не напрасны. На днях стало известно о результатах премии «Оскар» - две победы в копилке картины «Манк» культового режиссёра Дэвида Финчера, где Вы сыграли роль медсестры Фриды.  Какие ощущения?

- Это, конечно, очень радует. Картина взяла два «Оскара», при том, что номинаций было 10. Я очень рада за нашего оператора, но очень расстроилась за Финчера, как за режиссера. Вот такое у меня послевкусие. Я считаю, что, учитывая, как много он вложил в американский кинематограф, и до сих пор ему не дали «Оскар», это несправедливо. Я ему очень желала бы этого, но победил другой человек. Значит время еще не пришло. Возможно, будет в следующий раз. Я очень на это надеюсь. Еще я очень рада, что все-таки картина «Борат» прошла мимо. Потому что у меня особые вопросы к этой картине на фоне политических особенностей, связанных с Казахстаном.

 

- То есть Вас эта картина обижает, в Вас говорит патриотизм…

- Конечно, безусловно.

 

- Моника, отслеживаете ли Вы казахстанский кинематограф? Какую оценку можете дать нашей киноиндустрии?

- Не все конечно, но топовые моменты мне известны. Знаю, что в Европе казахстанские картины успешно проходят на фестивалях, всегда очень радуюсь этому и горжусь.

- Есть ли у Вас в планах поработать с казахстанскими коллегами? Возможно, встреча с руководством Киноцентра — это начало чего-то грандиозного?

- Дай Бог, я вообще очень люблю знакомиться с людьми, иначе зачем мы здесь. Это особенно актуально во время пандемии, изоляции. Конечно, сегодняшняя встреча меня радует. Диалог с Казахстаном для меня очень важен, и, если что-то получится, из того, о чем мы говорили - дай Бог. Пусть у этой встречи будут плоды, никто от этого не проиграет, только выиграем.

 

- И все-таки, можем ли мы уже говорить о конкретных, проектах с Казахстаном?

- Давайте не будем пока об этом говорить. Сейчас что-то расскажем, а вдруг не получится? Лучше говорить по результатам. Может это суеверие, а может некий энергетический опыт, когда что-то заявишь, а потом это не получается. Главное, что мы встретились, увиделись, познакомились. Остальное все приложится.

 

- Моника, спасибо за беседу, успехов Вам!

Для справки

В начале нулевых Моника Госсманн поступает в Школу-студию МХАТ в Москве. Причем, из-за наличия хореографического образования ее сразу взяли на второй курс.

В последующие годы она играла на сцене Mосковского Художественного театра, Hof Theater Tromm, Театре Салон Висбаден, Theatre of Musical And Film Moscow. А в 2013 году Моника официально дебютировала в качестве режиссера спектакля Stripped, и это было первое из многих совместных проектов с Клаудией Манека Махарадж, которые привели к созданию Teamonfire Productions - многопрофильной продюсерской компании, ориентированной на создание историй уникальными способами.

В кино Моника исполнила роли в таких кинопроектах как «Непрощенный», «Оплачено смертью», «Железное небо», «Бабье лето Золотого века», «Екатерина. Взлёт», «Екатерина. Самозванцы».

В 2014 году в Берлине открылась её собственная школа, где актриса начала преподавать уникальную технику Lucid Body. В кратчайшие сроки методика стала популярна во всем мире: она обучала актёров в Берлинском филиале Нью-Йоркского Университета, Копенгагенском Государственном Университете, Школе-Студии МХАТ и Актерской Студии Actors Space Berlin.