kz
ru
en

Куда движется казахстанский кинематограф – интервью с кинопродюсером Канатом Торебаем

О необходимости создания крупномасштабных исторических кинопроектов мы беседуем с заслуженным деятелем Казахстана, кинопродюсером, советником председателя правления Государственного центра поддержки национального кино Канатом Торебаем.

– Канат Аширбекович, недавно в Государственном центре поддержки национального кино завершился прием заявок на конкурсный отбор кинопроектов. Известно, что в 2022 году введены новые правила государственного финансирования. Что изменилось?

– Совершенно верно, в этом году главной темой обсуждения большинства наших кинематографистов стали изменения в законодательстве по государственным закупкам, которые внесли корректировки в правила финансирования фильмов. В результате этих нововведений повысились требования к финансовой устойчивости потенциальных поставщиков.

– Но все мы помним недавние события, связанные с пандемией, которые так сильно уже ударили по киноиндустрии…

– Да, к тому же в стране было закрыто более десяти кинотеат­ров. Кассовые сборы за время пандемии сократились с 30 до 17 миллиардов тенге, а те картины, чье производство совпало с разгаром COVID-19, было очень непросто снимать в плане переноса съемок и так далее. Тем не менее Министерством финансов в самом начале года были ужес­точены Правила осуществления государственных закупок. И вот теперь одна из основных задач, которая стоит перед Экспертным советом при ГЦПНК, заключается в том, кому же отдать предпочтение, учитывая, что спектр заявок, поступающих на конкурс, традиционно будет самых разных жанров – от больших игровых картин до артхауса.

– Давайте остановимся на игровых картинах, точнее, на больших исторических фильмах. На Ваш взгляд, сегодня нужно финансировать эти дорогостоящие проекты, которые, как правило, не успешны в прокате?

– Предлагаю взглянуть на это под другим углом, подойти к вопросу гораздо шире. В прошлом году независимости Казахстана исполнилось 30 лет. Это очень важная веха, позволяющая проанализировать накопившийся опыт и определить дальнейшую стратегию национального строительства. При этом одним из важных аспектов создания национальной идентичности гражданского сообщества является политика в сфере кинематографии.

Казахстан – одна из немногих стран, которая оказывает кинопроизводству серьезную финансовую поддержку из государственного бюджета. Не случайно Президент Касым-Жомарт Токаев в своей программной статье «Независимость превыше всего» констатирует, что за годы независимости отечественная историческая наука получила весьма динамичное и плодотворное развитие, был дан мощный импульс переосмыслению национальной истории и возрождению исторического сознания народа. Все эти процессы, безусловно, под­разумевают активное участие кинематографистов.

В статье прямо говорится: «... Следует сделать упор на подготовку простых и легких для восприятия детей и молодых людей произведений. Возьмем, к примеру, документальные и художественные фильмы. Да, были сняты такие картины, как «Алмазный меч», «Жау жүрек мың бала», «Томирис», «Кейкі батыр», «Тар заман». Но этого недостаточно. Поручаю ответст­венным госорганам и отечественным телеканалам в обязательном порядке направлять определенную часть госзаказа на создание произведений на исторические темы».

Далее Глава государства ориентирует кинематографистов: «...Сегодня в мировой киноиндустрии востребованы сценарии на историческую тематику. Очень много фильмов снято о знаковых событиях Америки и Европы. Сейчас Netflix, HBO и другие мировые кинокомпании обращают свой взор на Азию. Наша история также богата уникальными сюжетами, которые могут быть положены в основу масштабных фильмов. Например, эпоха Золотой Орды, которая была одной из самых могущественных империй своего времени – разве это не готовый сценарий?! Эти вопросы должны быть в фокусе особого внимания специалистов киноиндустрии».

– Вы считаете, мы уже готовы качественно создавать масштабные исторические фильмы?

– Можно сказать одно: у отечественной киноиндустрии есть опыт создания больших исторических кинополотен, как положительный, так и негативный. Речь в данном случае идет о фильме «Кочевник». В производстве этой картины были задействованы десятки казахстанских специалистов, получивших бесценный опыт, прошедших хорошую стажировку. Киностудия «Казахфильм» значительно обновила свою техническую базу, освоила новейшие на тот момент технологии. Из негативного опыта можно отметить тот факт, что фильм полностью финансировался из госбюджета, а продвижение готового продукта на международный экран – это отдельная область киноиндустрии и отдельный бюджет. К сожалению, фильм не совсем оправдал возлагаемые на него надежды и в международном прокате принес весьма скромные результаты.

– Вернемся к творческим вопросам. Что является отправной точкой при создании качественного современного сценария на историческую тему?

– Мифология. Именно мифология. Потому что она является древнейшей формой массового сознания. Миф задавал модель действий, совершаемых человеком, давал ему возможность обрести смысл жизни через определенный набор понятий и алгоритм поступков. Понятие мифа, безусловно, актуально и сегодня.

Современные мифы присутствуют во всех сферах общественного сознания и массовой культуры, в философии, науке, политике и искусстве. Научно выражаясь, мифы являются стереотипизированными культурными моделями и идеологическими клише, дающими представление о социальной реальности, структурно формирующими субъективный опыт повседневной жизни. Степень влияния на массы этих моделей и клише определяется сегодня медиакультурой. Она стала идеальным инструментом мифологизации.

– С этим, конечно, не поспоришь: медиа­культура – одна из доминирующих форм культуры. Нам уже трудно представить свою жизнь без медиа. Все давно привыкли к обилию информации и ее дос­тупности.

– Однако заметьте, что очевидным недостатком такого положения вещей является некритическое усвоение информации, а следовательно, и возможность манипулирования общественным сознанием. В этом смысле кино, как один из главных видов медиа, практически с самого своего появления является идеальным инструментом манипулирования сознанием и мифологизации.

Кинематографисты регулярно обращаются к классическим и современным мифологическим сюжетам, жанру фэнтези, социальным притчам. Экранная культура всегда была важным социальным фактором, включающим в себя апелляцию к бессознательному.

Сегодня благодаря кино, телевидению и компьютерным технологиям на наших глазах безостановочно рождаются новые мифы и, соответственно, формируются новые поведенческие модели. В мире уверенно господствует глобально-массовая культура, распространяемая в планетарном масштабе и воспринимаемая независимо от пола, возраста, образования, вероисповедания и так далее.

– И кто же главный кукловод? Кто дергает за нитки?

– Не открою Америки, если скажу, что культурное доминирование западной массовой культуры и западного массового искусства – свершившийся факт. Одной из особенностей глобально-массового искусства является его способность, при всем разнообразии современности, формировать единую картину мира: упорядоченную, основанную на архетипических образах, воспринимаемую как объективная реальность.

Если заглянуть в недавнюю историю, то постулатом советской эстетики, знакомой старшему поколению, было утверждение о том, что искусство «должно служить народу»: вдохновлять и воспитывать его, формируя в том числе национальную идентичность, то есть ощущение принадлежности к великой нации, советскому народу. Советское искусство было призвано запечатлевать и отражать картины народной жизни, творчески перерабатывать фольклорные сюжеты, мотивы и образы, создавая тем самым народное, национально-самобытное искусство.

Что касается современного Казахстана, то в нашем случае наличие различных моделей формирования массовой культуры и массового искусства не исключает поиск и выбор собственного маршрута развития для казах­станского общества. Согласитесь, молодое независимое государство не может оставить без пристального внимания вопрос создания своей собственной идеологии, а следовательно, и новейшей коллективной мифологии.

– Так что же делать в первую очередь?

– Развивать собственное, казахстанское, мифологическое пространство и отечественную культуру. Основная задача – способствовать эффективному формированию имиджа Казахстана как внутри страны, так и на международной арене.

Логически я вижу следующее решение: нам необходим цикл (последовательно, не параллельно) крупномасштабных игровых сложно-постановочных исторических кинопроектов (условно «Кинолетопись Великой степи») о крупнейших исторических событиях и вехах, предшествовавших возникновению современного независимого Казахстана, с привлечением специалистов международного уровня и инвестиций со стороны кинокомпаний с мировым именем.

Также необходимо заранее продумать стратегию продвижения этой кинопродукции на международном уровне, с последующим широким прокатом за рубежом и размещением на ведущих глобальных стриминговых платформах. Это, кстати, полностью согласуется с тем, что говорил Президент, обращаясь к кинематографистам.

– Спасибо за интервью.

Беседовала Галия Шимырбаева

https://kazpravda.kz/n/kuda-dvizhetsya-kazahstanskiy-kinematograf-intervyu-s-kinoprodyuserom-kanatom-torebaem/ 

29.04.2022