Экспертный совет: языковой вопрос

На первом открытом заседании Киноцентра был поднят вопрос о том, как члены Экспертного совета рассматривают заявки и сценарии на государственном языке. Более того возникла попытка раздуть на этом фоне скандал, которая, впрочем, довольно быстро утихла, после ответа озвученного председателем правления ГЦПНК Гульнарой Сарсеновой.

Собственно, скандал пытались раздуть при помощи аргумента, что официальным государственным языком в Казахстане является казахский. Однако, был упущен тот момент, что согласно Конституции РК, русский язык получил статус официального, имеющего возможность наравне с казахским языком применяться в государственных организациях и органах местного самоуправления. Попытка дискриминировать членов Экспертного совета, не владеющих казахским языком, противоречит главному законодательному документу государства.

Тем не менее, вопрос остается открытым. Как же русскоязычные члены Экспертногосовета рассматривают заявки на казахском языке? Специально для подобных прецедентов, НАО «ГЦПНК» заказывает официальный перевод у независимой переводческой организации. Соответственно, все полученные заявки рассматриваются Экспертным советом вне зависимости от того, на каком языке они были написаны.

Контраргументом стало то, что перевод может не передать всей смысловой нагрузки сценария и идей, заложенных автором. Однако, звучит он, как минимум, странно. Учитывая, что сценарий отличается от художественных произведений своей функциональностью. Необходимо понимать, что сценарий, в первую очередь, документ, который дает членом съемочной группы точное понимание того, что происходит в той или иной сцене.

Но даже если отнестись к сценарию, как к художественному произведению, противники переводов, почему-то забывают, что большинство книг, фильмов, сериалов и других продуктов, имеющих повествовательную структуру, получают адаптацию для иноязычной аудитории в различных форматах, начиная с литературного перевода (для книг), заканчивая субтитрами и дубляжом (для аудиовизуальной продукции).

Переходим к статистическим данным. На второй питчинг в общей сложности было подано ровно 222 заявки:

Полнометражное игровое кино – 64 заявки (из них на казахском - 7)

Документальное кино – 33 (из них на казахском - 2)

Авторское полнометражное кино – 12 (из них на казахском - 1)

Анимационное кино – 21 (из них на казахском - 9)

Короткометражное кино – 30 (из них на казахском - 2)

Дебютное полнометражное кино – 40 (из них на казахском - 2)

Международные проекты (ко-продукция) – 15 (из них на казахском - 0)

Фильмы, приуроченные к празднованию 175-летнего юбилея Абая Кунанбаева – 7 (из них на казахском - 2).

Исходя из арифметических расчетов, мы получаем 26 заявок на государственном языке из 222-х. То есть, чуть больше 10 процентов от общего числа.

Возвращаясь к зародившейся полемике на  заседании Киноцентра, напрашиваются довольно интересные выводы о том, что отечественные кинематографисты могут поднимать языковой вопрос и даже ставить под сомнение компетентность Экспертной комиссии в данном направлении, однако, неумолимая статистика показывает, что сегодня почти 90 процентов от общего числа кинопроизводителей в стране предпочитают снимать кино на русском или других языках. Так что вопрос создания сценариев на казахском языке находится в руках самих кинематографистов, и проблема здесь не в прочтении данных сценариев членами Экспертного совета.

НАО «ГЦПНК» солидарен с позицией в необходимости популяризации и развитии казахского языка внутри страны и за ее пределами и призывает отечественных кинематографистов присылать заявки на государственном языке.

В любом случае, Государственный киноцентр готов принимать заявки на любом из двух официальных языков и гарантирует их полноценное рассмотрение всеми членами Экспертного совета.