Бауржан Шукенов: кинотеатры стали бизнес-жертвой коронавируса

Советник Председателя правления Государственного центра поддержки национального кино Бауржан Шукенов озвучил крайне тяжелую статистику, отражающую нынешнее состояние кинотеатральной отрасли Казахстана.

 

Цифры, как известно, не врут. Участники кинорынка справедливо называют очередной локдаун убийственным для отечественного проката. Вот лишь некоторые потери, указанные в сравнительном анализе за 1 квартал 2020 г. и 1 квартал 2021 г. (сведения приведены по данным RENTRAK).  

На период с 1 января по 14 марта 2020 г. в стране функционировало 102 кинотеатра с 368 кинозалами в них. С 1 января 2021 г. начать работу смогли только 89 кинотеатров, остальные находились в «красных зонах». На сегодняшний день закрыт еще 31 кинотеатр в крупнейших сегментах рынка кинопоказа страны в городах Алматы и Нур-Султан. Кинотеатры «Енлик-Кебек» в городе Семей, «Silkway» и «Номад» в городе Алматы, во избежание банкротств, больше не возобновят свою деятельность по кинопоказу.

За период с 1 января по 14 марта 2020 г. было показано 117 фильмов, в том числе:

казахстанских - 17 (14,5% от общего количества фильмов), российских - 20 (17%), зарубежных - 80 (68%). За 1 квартал 2021 г. было показано 112 новых фильмов, в том числе: казахстанских - 9 (8%), российских - 26 (23%), зарубежных - 77 (68%). Сорваны релизы крупнейших голливудских компаний, ведущие продюсерские компании Казахстана также не хотят запускать свой продукт в кинотеатры из-за сложившейся ситуации. Доля отечественных фильмов как в прокате, так и по сборам снизилась в два раза, тогда как доля российского и зарубежного кино увеличилась по сборам на 3,4% и 19,1 % соответственно.

Общие валовые сборы за период с 1 января по 14 марта 2020 г. составили 6 435 946 097 тг. Из них доля в сборах составила: казахстанских - 1 802 097 096 тг (28%), российских - 659 838 772 тг (10,2%), зарубежных - 3 974 010 229 тг (61,7%). За 1 квартал 2021 г. общие валовые сборы составили 3 357 692 636 тг. Из них, доля в сборах составила: казахстанские - 191 212 822 тг (5,6%), российские – 453 016 080 тг (13,4%), зарубежные – 2 713 463 734 тг (80,8%). Таким образом, валовые сборы по стране просели на 52,1%.

Средняя заполняемость на сегодняшний день едва приближается к 10%, хотя минимальная плановая заполняемость должна быть не менее 30%. Такая ситуация длится уже пятый месяц, и индустрия в силу ряда причин не может набрать необходимый темп. Повторное закрытие крупнейших рынков кинопоказа усугубляет этот процесс. Общие потери рынка кинопоказа составляют на сегодняшний день более 15 миллиардов тенге.  Восстановление потребует порядка 2-3 лет минимум.

В этом интервью Бауржан Шукенов прокомментировал и без того красноречивую статистику: кинотеатры – бизнес-жертва коронавируса, спасать которую, увы, не торопятся. 

 

- Бауржан Камалович, ведь это, без преувеличения, роковые для кинотеатров последствия?

- Если делать сравнительный анализ, видно, что рынок по своему объему просел на 50 с лишним процентов. Это очень много. Если сопоставлять первый квартал прошлого года и этого года несмотря на то, что мы начали работать не с нового года, а чуть раньше, с ноября-декабря, за 5 месяцев после того, как открылись кинотеатры, мы не смогли достигнуть даже половины того объема, который был в прошлом году. Это очень серьезная и тяжелая ситуация. Это значит кинотеатры не могут нести обязательства, прежде всего, перед банками, перед коммунальными службами, перед арендодателями и перед своими работниками по фонду оплаты труда.

 

- Перед банками практически всегда есть серьезные задолженности у кинотеатров?

- Да. У нас все крупные сети закредитованы. Банковские задолженности имеются практически у всех. И это не один и не два миллиарда. А значит, в течение года мы не сможем обслуживать свои кредиты. Возможно, кому-то помогают акционеры, где-то банки идут навстречу, но долго это продолжаться не может. Ситуация очень тревожная. Крупные системообразующие кинотеатральные сети, может быть, еще как-то смогут выдержать, но огромное количество региональных кинотеатров - однозальные, двухзальные - они просто не справятся со всеми обязательствами. Из небольших кинотеатров и средних сетей я не знаю никого, кто сейчас мог бы выплачивать полностью зарплату своим работникам. Естественно, такая ситуация ведет к колоссальному оттоку специалистов из этой области, это первое. Второе – мы не можем предоставить нормальные услуги своим зрителям. И самая тяжелая ситуация в том, что дистрибьюторы, правообладатели контента не могут в полную силу планировать то, что уже можно выпускать на кинотеатральные экраны. Это, повторюсь, самый тяжелый момент. И, прежде всего, он связан с нашими казахстанскими кинопроизводителями, с фильмами, которые уже произведены, которые зритель ждал в прошлом году, но не дождался и в этом. Сокращение казахстанского контента ведет к тому, что увеличивается российский и весь зарубежный контент. А это очень плохая тенденция, когда в национальном прокате уменьшаться доля национального кино.  

 

- То есть мы теряем зрителя.

- Конечно. Казахстанское кино теряет своего зрителя. Мы и так с трудом приучили его к тому, чтобы он ходил на наши фильмы, ждал премьеры, понимаете? И когда это возвратится, очень трудно прогнозировать. Сейчас мы проходим второй локдаун - на самых крупных рынках Нур-Султана и Алматы опять закрыты кинотеатры. Все это полностью подкосило индустрию кинорынка. Проекты двух питчингов, которые были проведены Государственным центром поддержки национального кино уже должны выходить в прокат, но нам их показывать негде. Кинотеатры в тяжелейшем состоянии, где мы будем показывать это кино, каким образом? Все это ведет к тому, что рынок начинает ужиматься. Последствия очень тяжелые - уменьшается количество кинотеатров, количество залов.

Я считаю, что сейчас правительство и профильное министерство должны уделить самое пристальное внимание тому, чтобы оказать единовременную помощь именно кинотеатральному бизнесу, который является основой всей киноиндустрии. Мы знаем, что кино – один из крупнейших инструментов идеологического воздействия общества, если мы этот важный сегмент рынка, крупнейший инструмент культуры и идеологии потеряем, возвратить его будет очень сложно. Любая задержка в развитии этого бизнеса ведет к тому, что кинотеатральные технологии отбрасывают рынок на несколько лет назад. К этому прибавляется и то, что зритель перестает иметь такой важный вид отдыха, как кинотеатры, он отвыкает от такого досуга, привыкает сидеть дома, смотреть кино в интернете. При этом 95% наших зрителей смотрят пиратские сайты. Снижается сама культура потребления кино.

 

- Но как поступать? С одной стороны, мы теряем кинотеатральный прокат, да, это обидно и больно, учитывая, как много усилий и времени было вложено в его развитие. Но, с другой стороны, сводки из больничных палат тоже пугают. Как найти «соломоново» решение здесь?

- То решение, которое было принято – 30% заполняемости и не более, это тяжелое решение, но это был определенный выход из ситуации. При таком сценарии зрителя хоть как-то можно было «держать». Зритель должен видеть и понимать, что кинотеатр – место безопасное. Из всех видов досуга, которые сейчас есть, кинотеатры – это самое безопасное место, где работает специально обученный персонал, есть алгоритмы по обеспечению контроля и безопасности, видеокамеры, технологическое оборудование, есть предписания санэпидемслужб, которое мы все выполняем. Смысла закрывать кинотеатры нет никакого. Это должны понимать все, но особенно те, кто принимает решения. Но если вы все-таки запрещаете работу, значит надо предусматривать определенные льготы или прямую помощь этим организациям. Но у нас запрещая работу, не оказывают помощь ни кинотеатрам, ни работникам, которые остались без работы.

 

- Бауржан Камалович, наверняка вы отслеживаете развитие этих же событий в других странах. Как другие кинотеатральные рынки, в той же России, выходят из положения?

- В Европе, конечно, были очень жесткие локдауны. Но в Германии, насколько я знаю, кинотеатры не закрывали, там сокращали количество заполняемости, сначала было 30%, потом 20%, потом 50%. То есть они стремились к тому, чтобы не закрывать кинотеатры. Россия же вообще очень последовательно идет в этом плане – когда они открыли кинотеатры, сразу установили до 50% заполняемости. И так продолжается до сих пор. Российский рынок уже практически достиг допандемийных уровней, у них выходят премьеры, причем именно российские премьеры. Да, есть строгий контроль. Кинотеатральная общественность, люди, работающие в этом бизнесе, очень ответственные люди. Но, конечно, это связано не только с тем, что кинотеатры добросовестно выполняют требования санитарных служб. Это результат общегосударственного подхода к борьбе с Covid-19. Здесь и всеобщая вакцинация, и отслеживание больных, всеобщий контроль. Очень важно, что в России понимают, что запрещение всей деятельности предприятия – это не выход. Он не ведет к оздоровлению ситуации. Нужно находить середину.

Практически во всех европейских странах, фонды поддержки кино помогают кинотеатрам. В России тоже оказали конкретную финансовую помощь. Из резервного фонда было выделено 2 с лишним миллиарда рублей именно для кинотеатров, до этого примерно такая же сумма была выделена для продюсерских компаний. Это говорит о том, насколько большое значение руководство страны уделяет такому сегменту как кинотеатры. Сейчас у россиян идет вторая волна помощи кинотеатрам, она связана с различными субсидиями, льготами и так далее.

У нас Председатель правления Государственного центра поддержки национального кино Есетжан Косубаев недавно выступил на совещании, посвященном этой теме, где обозначил необходимый объем финансовой поддержки в размере 2,1 млрд. тенге. Я думаю, этот вопрос надо постоянно поднимать, потому что убытки, недополученная прибыль, которая должна была идти на развитие кинотеатральной отрасли, она исчисляется от 15 до 18 миллиардов тенге по самым скромным подсчетам, не учитывая побочных доходов, которые обычно кинотеатры собирают. Как сможет кинотеатральный бизнес возродиться, точнее, как быстро он сможет это сделать, данная ситуация во многом сейчас зависит от того, какую помощь государство захочет и сможет оказать этой отрасли. Я думаю, нужно приложить все усилия. Механизм есть. Существует единый оператор - Государственный центр поддержки национального кино. Я думаю, у нас не такая большая кинотеатральная сеть, чтобы затратить на ее поддержку колоссальные средства. Но даже первые, пусть и небольшие прямые вливания в кинотеатральный бизнес сейчас могут оказать большую поддержку всем тем людям, которые работают в этой отрасли.

 

- Спасибо.